7 лет без признания: Донбасс обижен на Кремль, но штык в землю не воткнет

19

11 мая 2014 года жители Донецкой и Луганской областей на референдумах проголосовали за создание собственных государственных образований. Сегодня, спустя семь лет с того исторического события, можно подвести некоторые итоги существования самопровозглашенных ЛНР и ДНР.

Голосование о будущем Донецка и Луганска проходило в ситуации полной неопределенности. Президентские выборы на Украине должны были состояться только 25 мая, и легитимность власти в Киеве на момент референдума в Донбассе была под большим вопросом.

Неясной была и позиция Москвы. С одной стороны, у жителей востока Украины перед глазами было возвращение Крыма России, а некоторые депутаты Госдумы заявляли о возможности признания и присоединения других регионов Украины на правах субъектов Федерации.

С другой стороны, прямо накануне судьбоносного голосования 11 мая президент Владимир Путин посоветовал жителям Донбасса не накалять обстановку и отложить референдум.

 Тем не менее, волеизъявление состоялось. В Донецкой и Луганской областях явка составила около 75%, за провозглашение ДНР проголосовали 89% избирателей, а за провозглашение ЛНР — 96%.

Потом были так называемая «антитеррористическая операция» Киева в Донбассе, приведшая к тысячам жертв среди мирного населения, Минские соглашения, перемирия вперемешку с новыми обострениями и масштабными боевыми действиями.

Сегодня республики Донбасса оказались в подвешенном состоянии. Украина не восстановила контроль над территорией, Россия официально не признала суверенитета ДНР и ЛНР, и не приняла республики в свой состав.

Помимо этого в полный рост встала и проблема идеологического обоснования существования квазигосударственных образований.

Изначально в Донбассе объявили о строительстве республик, в которых собственность стала бы общенародной, а политическая система основывалась на принципах народовластия и широкого гражданского представительства. Эти принципы нашли отражение в проекте создания Новороссии, то есть «новой России», охватывающей восемь областей юго-востока Украины.

Этот амбициозный план семь лет назад вдохновил не только многих жителей Донецка, Луганска, Харькова, Одессы, Днепропетровска, Херсона, Запорожья и Николаева, но и немалое число россиян, собиравших для ЛНР и ДНР гуманитарную помощь или отправившихся на мятежную территорию в качестве добровольцев.

Что стало с теми надеждами и в какой атмосфере живут люди в непризнанных республиках?

Политолог Анатолий Баранов считает, что к настоящему времени жители ДНР и ЛНР в полной мере почувствовали характерную для России культуру безвременья:

— Да, уже семь лет существуют государственные образования. Конечно, они хотели бы стать субъектами Российской Федерации, но Москва их не признает. Возвращаться в Украину тоже никто не хочет. И полного государственного самоопределения тоже не произошло. Донбасс оказался в подвешенном состоянии.

Тем не менее, какая-то государственность сформировалась.

Интересно, что ДНР и ЛНР друг от друга сильно отличаются. Режим в ЛНР сложно назвать демократичным, но он более приближен к людям, чем режим в ДНР: в Донецкой республике вообще никакие идеалы народовластия не удалось реализовать.

Обращает на себя внимание, что почти все люди, которые начинали строить ДНР и ЛНР, к сегодняшнему дню убиты или выдавлены оттуда. Сейчас республиками управляют присланные люди. Можно сказать, что Денис Пушилин местный, и это действительно так. Но какие люди его окружают, какие у них интересы — неизвестно. Вся политическая сфера в ДНР и ЛНР крутится внутри себя.

 

«СП»: — При этом от влияния олигархов не удалось избавиться, как хотели вначале.

— Сейчас бастует Алчевский металлургический комбинат. Рабочие получают там по 10−20 тысяч рублей, да и эти деньги не платят, долги по зарплате свыше четырех месяцев. Сейчас на комбинате заправляют люди, которые прокручивали деньги при Викторе Януковиче, а теперь крутятся вокруг предприятий Донбасса в интересах российских олигархов.

По сути, идет некое колониальное освоение ресурсов. При этом никаких целей развития не ставится.

Прочно забыты идеи народовластия. Об этом даже заикаться не рекомендуется, потому что степень полицейщины в Донбассе выше, чем даже в РФ.

Конечно, это всё очень грустно.

Я помню, какие идеи обсуждались Алексеем Мозговым, который погиб. И сейчас нельзя сказать, что ДНР и ЛНР это республики моей мечты. В определенный момент произошел перелом, когда со стороны России вместе с гуманитарной помощью притащили абсолютно чуждую для Донбасса идеологию государственного устройства.

Донбасс имеет большую традицию рабочей демократии, организации народных советов. А людям предложили бюрократический капитализм, да еще с некоторым монархическим уклоном. Конечно, люди растерялись, для них принесенные постулаты абсолютно чуждые.

В Донбассе просто невозможен никакой монархизм. Но и за левые идеи там теперь можно пострадать не меньше, чем за высказывание проукраинской позиции.

Что касается системы управления, то она сегодня абсолютно неэффективная. И никакого социального государства там не строится.

«СП»: — Какие вырисовываются перспективы ДНР и ЛНР?

— Перспективы совершенно туманные. Донбасс может развиваться только как территория с развитой промышленностью. Но для этого нужны капитальные вложения, сейчас производственный комплекс республик находится в полуразрушенном состоянии.

При этом сложно представить привлечение внешних инвестиций в непризнанные государства. Внутренние инвестиции могут осуществляться только в виде трудового вклада. Высококвалифицированный и низкооплачиваемый труд может дать результат. Но не видно целеполагания со стороны руководства республик, идет просто выкачивание оставшихся ресурсов.

К тому же нужна идея, мотивирующая людей вкалывать за копейки или творчески думать. А этой идеи нет. Сегодня мечта многих трудоспособных жителей ЛНР и ДНР — уехать на заработки в Россию.

«СП»: — Может ли в таких условиях изжить себя сама идея государственности ЛНР и ДНР?

— Изжить себя идее достаточно трудно просто потому, что есть постоянная угроза со стороны Украины. Возвращение в Донбасс власти Киева никто из жителей Донбасса не хочет. Поэтому воинственная риторика политиков в Киеве играет определенную стабилизирующую роль для Донбасса.

Другое дело, что невозможно постоянно жить в состоянии угрозы. Идеологический тренд должен быть позитивным, должен быть образ светлого будущего.

Политолог Дарья Митина полагает, что будущее республик Донбасса напрямую зависит от политической воли Москвы:

— Итоги семи лет существования ДНР и ЛНР пока неутешительные. На них распространяются все ограничения, связанные с непризнанным статусом. Невозможно восстановить народное хозяйство, пока нет официального статуса. И вышло, что республики не обрели в полной мере государственности, но и не получили полноценного протектората со стороны РФ.

Россия действительно помогает Донбассу, ее заслуга в том, что край не возвращен под власть Киева.

С другой стороны, Украина и не стремится особо вернуть суверенитет над территорией, так как это дополнительные социальные расходы.

Всё-таки стоит отметить роль России в подписании Минских соглашений. Благодаря договоренностям прекратились обстрелы с воздуха, предприятия и здания не уничтожены.

Но по-прежнему ДНР и ЛНР сильно зависят от внешних факторов. От Украины, от России, от стран Запада, которые тоже влезли в ситуации.

Главная проблема, что нет развития. Никто не знает, откуда пойдет политический импульс, который позволит ситуации измениться.

Россия помогала территориям выстоять и не утратить объявленной госудакрственности. Москва также помогает материально. Помощи не достаточно, чтобы вести полноценную экономическую жизнь, но умереть с голоду республикам не дают.

«СП»: — Удалось ли республикам Донбасса сформировать систему госуправления?

— Мы видим, что в политической сфере республик воспроизводятся худшие черты российской системы. Страдает и экономическая сфера из-за непризнанного статуса, он не дает вести нормальную торговлю. Даже если производство в Донбассе восстановится в полном объеме, то некуда будет сбывать продукцию.

По нынешним «серым» схемам можно выживать непродолжительное время, но долго такая ситуация продолжаться не может. Плохо то, что ни у кого нет плана действий на будущее.

К сожалению, Россия упустила возможность присоединить юго-восток Украины. В 2014−15 годах у Москвы была возможность, что называется, призвать всю Украину к порядку. Но это побоялись сделать. Побоялись международного осуждения, новых санкций. Как говорится, если выбираешь между позором и войной, то получишь всё сразу.

Сейчас есть за что критиковать руководство ЛНР и ДНР, но оно не самостоятельно. Территории в состоянии войны не могут развиваться сами. Они не могут строить свою политику, формировать экономику без оглядки на страны, гарантирующие от полного уничтожения.

Донбасс сегодня зажат с одной стороны Украиной, которой выгодна тихая деградация территории.

При этом решение сегодня возможно только политическое. России следовало бы более четко обозначить свою позицию и не бояться новых санкций. Но кое-кто в российском руководстве боится потерять свои активы или «серые» схемы взаимодействия с Донбассом.

Как результат, мы видим нечестную и половинчатую политику в Донбассе.

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ