«Блокировка соцсетей только усилит недовольство властью»

22

Незаконно, технически неисполнимо и повысит протестные настроения — так опрошенные эксперты прокомментировали попытки «затормозить» Twitter.

Роскомнадзор 10 марта попытался замедлить трафик Twitter, чтобы «защитить российских граждан от влияния противоправного контента». Соцсеть в итоге работала без перебоев, зато упали сайты Кремля и федеральных ведомств. Чиновники, однако, отрицают связь между событиями и объясняют, что за поломкой интернета стоят зарубежные хакеры. Россияне в ответ подтрунивают над действиями власти и, кажется, угрозу серьезно не воспринимают.

Эксперты объясняют, можно ли технически замедлить работу соцсетей, законны ли действия Роскомнадзора, прибегнут ли в Кремле к полной блокировке интернет-ресурсов и как это отразится на настроениях граждан.

Элла Панеях, социолог:

«На мой взгляд, не стоит сравнивать многолетние попытки блокировать Telegram и сегодняшние ограничения против Twitter. Мессенджеры легко заменить, они растут как грибы, перейти на другую платформу не так уж сложно. Telegram-каналы же нужны далеко не всем, и в основном продвинутым людям, которые мало сомневались, что другое средство для такого общения найдется. Поэтому пару лет назад население в целом достаточно равнодушно реагировало на попытки ограничения доступа.

Соцсети же — другое дело. Там сконцентрирован ваш социальный капитал: френды, фолловеры, связи с людьми, которых вы не найдете на других сайтах, репутация да и просто накопленный контент. Потраченные на конкретного человека силы, время, эмоции не уходят в помойное ведро, поскольку у вас есть аккаунт, который вас продолжает связывать, не требуя больших затрат ресурсов. Уничтожая же соцсеть, правительство уничтожает тот самый социальный капитал, как если бы власть позволила разориться большому банку и в результате лишила вкладчиков денег. Иногда это ощущается даже более болезненно.

Если в Кремле надеются таким образом придавить общественную активность людей, что похоже на правду, то надежды эти ложные. Люди активные, с высоким социальным капиталом, у которых много связей и площадок, как раз потеряют меньше всех, они просто переместятся в другое место и там найдутся с другими такими же. Для остальных же граждан, у которых мало друзей, фолловеров и которые представлены на одном сайте, блокировка соцсети обернется большим личным огорчением. В конечном итоге это только усилит недовольство властью. Подобные действия расцениваются людьми как сознательное нанесение вреда».

Анастасия Буракова, правозащитница, юрист «Правозащиты Открытки»:

«Действия Роскомнадзора сегодня напоминают попытки заблокировать Telegram, когда полетели сервера компаний, крупнейших представителей рынка. Видимо, это не очень компетентный орган в сфере информационных технологий, который лупит дубиной по всему, что попадется под руку.

Мне кажутся смешными официальные заявления чиновников, что никак не связаны между собой попытка замедлить скорость работы Twitter и то, что сайты госучреждений затем упали. Понятно, что одно — следствие другого. У нас принято обвинять во всех смертных грехах неких «заокеанских партнеров», что и было сегодня продемонстрировано.

Напомню, перед Новым годом приняли большой пакет ограничительных законов. В праве есть основополагающий принцип правовой определенности. Например, чтобы под рестрикции и блокировки не попадали все возможные случаи на усмотрение следственного органа или регулятора.

Однако последние законы этому принципу не соответствуют. Формулировки настолько размытые, что ограничить доступ к соцсети или замедлить скорость ее работы можно практически за любой контент, который эксперты Роскомнадзора сочтут нарушающим права и свободы человека.

Мы все слышали Путина, который открыл интернет и нашел там, чего обычный пользователь, как правило, не видит: детскую порнографию и призывы к суициду. Сейчас ситуацию взяли под козырек и решили опробовать принятые законы.

Не думаю, что дойдет до полной блокировки соцсетей. Разве что создать интернет, как в Северной Корее? Но вряд ли это получится. Мы видим работу Роскомнадзора и понимаем, что профессионалов там немного. Россия — участник глобального взаимодействия, в том числе в интернете, так что люди научатся пользоваться VPN. На российском же рынке нет социальных сетей, которые были бы столь же удобны и безопасны, как иностранные. Свое не развиваем, чужое блокируем».

Карен Казарян, гендиректор Института исследований интернета:

«Мне неизвестно, откуда неожиданно появились технические возможности для замедления трафика соцсетей. Всегда говорилось, что это чрезвычайно сложная и дорогостоящая процедура. По-видимому, Роскомнадзор решил наступить на те же грабли, что и в ситуации с ограничением доступа к Telegram. В любом случае обход подобных ограничений идентичен обходу полных блокировок, например, через использование VPN.

На мой взгляд, демонстрируется попытка показательного действия. Использована чрезвычайно богатая фантазия, чтобы найти законные основания для подобной деятельности.

При этом властям технически проще перейти к полному ограничению доступа к соцсетям, что скажется на обычных пользователях и владельцах сторонних сайтов. Такая возможность есть, но каковы будут последствия блокировки чрезвычайно популярных ресурсов, кроме абсолютного правового нигилизма, повсеместного использования VPN, я себе пока не могу представить».

Игорь Бедеров, основатель компании «Интернет-розыск», руководитель отдела специальных разработок технопарка Санкт-Петербурга:

«О поползновениях регулятора блокировать интернет-ресурсы мы уже наслышаны на примере Telegram. Тот за полтора года так и не закрыли в России. Вполне возможно, что Роскомнадзор решил дать этой своей функции более точное название. И вместо блокировки у нас родилась сентенция о «замедлении интернет-сайтов».

Что это такое? Как оно будет осуществляться? Скорее всего, речь идет о все тех же веерных блокировках IP-адресов и серверов, как это было с Telegram. Именно такая деятельность априори и приведет к росту нагрузки на сеть и, как следствие, замедлению ее работы. Впрочем, большинство пользователей проблему даже не заметят. По данным аналитиков, лишь 0,44% россиян используют Twitter.

Можно ли отключить Россию от внешнего интернета совсем? С технической точки зрения — вероятно. Перед глазами пример подобного проекта в Китае. Государственные сетевые ресурсы РФ расположены на территории страны, так что ограничения по ним не ударят, если аппаратные и программные комплексы были созданы без нарушений. А вот бизнесу, который преимущественно использует зарубежные облачные сервисы, придется нелегко. Это обернется финансовыми потерями, закрытием компаний и ростом безработицы».

 

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ