Экономика не выдержит третьей волны: выживут только богатые

12

Никакого черного дня в России не будет — говорить стоит о черном десятилетии, в котором мы живем, считает экономист Владислав Жуковский.

На фоне роста заболеваемости в ряде регионов чиновники уже ввели новые ограничения, которые коснулись общепита, гостиничного бизнеса, сферы услуг, торговли, организации мероприятий — тех самых секторов экономики, которые едва пережили 2020 год. Если до конца лета пандемия не пойдет на спад, правительство может решиться на более жесткие меры. Выдержит ли российская экономика третью волну, рассказал «Росбалту» экономист, член президиума Столыпинского клуба Владислав Жуковский.

— Как отразятся новые ограничения на состоянии российской экономики? Какие последствия будет иметь третья волна коронавируса?

— В результате введения новых ограничений системы пропусков, QR-кодов, сфера услуг практически остановилась. Рестораны, бары, кофейни парализованы. Общепит на центральных улицах пустует, люди толпятся на верандах, на вход огромные очереди. Выручка упала от двух до 10 раз. Пять-шесть заказов в день навынос — это просто банкротство. Выручки не хватит даже для того, чтобы выплатить зарплаты сотрудникам за месяц. Антиковидные меры, которые принимают в регионах, бьют по бизнесу. Причем — по малому бизнесу, ИП в сфере общепита и услуг. В будущем ограничения могут расширить и на торговлю, такси, гостиницы. В Краснодарском крае, в Крыму уже заявили, что будут принимать туристов по QR-кодам.

В принципе ни о каком росте речи не шло и до введения новых ограничений. Мы находимся в стагнации как минимум последние 12 лет. С 2008 года российская экономика выросла суммарно на 8,5%, то есть, среднегодовые темпы роста за 12 лет были ниже 0,6%. За прошлый год падение экономики составило больше 3%. Сейчас опорой остаются только экспортеры сырья — нефти, газа, металлов, удобрений, угля, леса. На фоне надувшихся пузырей на финансовых рынках во всем мире рекордно выросли цены на сырье: металл, лес, уголь, нефть — либо рекордно дорогие за последние 8 лет, либо рекордно дорогие за всю историю. В такой ситуации слабый рубль позволяет компаниям-экспортерам генерировать сверхприбыли. То есть, сегодня 100 крупнейших сырьевых экспортоориентируемых компаний и определяют весь рост прибылей в экономике. Все то благополучие, о котором говорят в правительстве, есть только там.

— Получается, сырьевая отрасль позволит российский экономике продержаться и в новый кризис?

— Ну, мы то с вами не продержимся. Основная масса россиян, работающих в общепите, в сфере услуг, в торговле, к сырью не имеют никакого отношения. Продержатся сотрудники добывающих компаний и компаний-подрядчиков. Только за пять месяцев текущего года прибыли сырьевых компаний превысили 5 трлн рублей, за год выросли в 3,5 раза — до исторического максимума. Но при этом реальные располагаемые доходы населения падают с 2014 года. Официально только к 2020 году доходы упали на 13,5%. В 2021 году падение продолжится. Да, там, где есть рентные экспортные доходы, госзаказы, кризиса нет. Слабый рубль, искусственно заниженный при такой цене на нефть, плюс высокие цены на сырье приносят огромные прибыли. А в тех сегментах, которые работают на внутренний рынок, внутренний платежеспособный спрос, очень большие проблемы. В 2020 году больше 2 млн предприятий были закрыты. Сейчас история повторяется. Новые ограничения вызывают много вопросов. Даже по оценкам близких государству социологических служб, 65-60% респондентов против принудительной вакцинации. Мы видим, что по вакцинации планы уже провалены. Никаких 60% привитых к сентябрю не будет. Максимум, на что может рассчитывать власть, — около 25%. И чем жестче давление, тем больше отказников, тем больше негатива и отторжения в обществе.

— В ряде регионов ввели обязательную вакцинацию работников торговли, транспорта, сферы услуг. Что будет с этими отраслями, если люди просто не успеют или не захотят прививаться?

— Давайте начнем с того, что в Трудовом кодексе вообще нет такой истории как увольнение или отстранение сотрудников за отказ прививаться. Вакцина от коронавируса не внесена в национальный календарь прививок. Госдума, Совфед еще три недели назад сказали, что эта вакцина обязательной не будет. Эта прививка входит в национальный календарь профилактических прививок по эпидемическим показаниям. В перечне тех, кто подлежит этой прививке, согласно положению правительства № 825 от 1999 года, нет никакой сферы услуг или торговли. Там вообще нет частного сектора, только госслужащие, и то далеко не все, а лишь часть: медработники, которые непосредственно контактируют с пациентами, работники учебных заведений, ветеринары. Вероятно, с 15 июля в ряде секторов экономики нас ждут коллективные обращения работников с отказом от прививки. Поскольку прививка может быть только добровольной, формально их могут попытаться отстранить без сохранения зарплаты, но суды будут завалены исками, и ситуация будет не на стороне работодателя. То есть — работодателей, по большому счету, государство делает крайними.

Для экономики и без проблем с вакцинацией ситуация была не радужной. Роста не было, нет и не предвидится. При этом государство продолжает закручивать гайки. В правительстве уже заговорили об очередном повышении налогов с 2022 года. Речь идет об НДФЛ, НДПИ, НДД, а также введении нового взноса — 1-3% на страхование от безработицы. Таким образом в правительстве готовятся уже в следующем году получить из нашего кармана 400 млрд рублей. Малый бизнес и так зажат, уровень жизни населения падает, доходы падают, а цены растут: официальная инфляция — 6%, продуктовая инфляция — 8%, а неофициальная — все 15-20%. Увеличение налогов, давление на бизнес со стороны власти и перекладывание своих обязанностей на предпринимателей никакого роста нам не сулят.

Пока для экономики я не вижу никаких плюсов. Издержки производства растут, закупочные цены растут, процентную ставку ЦБ будет повышать и дальше. Трижды регулятор ее уже поднял — с 4,25 до 5,5%. Еще на 0,5-1% могут поднять в июле. Значит, кредиты будут более дорогими, оборотный капитал тоже. При этом спрос не расширяется. Если дальше произойдет остановка бизнеса, который только-только начал восстанавливаться с прошлого года, нам в принципе при этой экономической политике не светят темпы роста даже в 2%. Более того, мы можем уйти в ноль и даже в минус.

— Помимо сырьевых компаний есть еще и застройщики. По словам аналитиков, акции строительных компаний, которые торгуются на бирже, даже подросли в цене в прошлом году. То есть, у нас есть только две отрасли, которые чувствуют себя хорошо, — сырье и строительство?

— Вы забыли про госбанки, которые в прошлом году заработали 1,7 трлн рублей, а в этом году прибыль будет еще больше. Им глубоко начихать на то, что происходит в производстве, в экономике. Они зарабатывают на депозитах под 3-4%, то есть, берут деньги практически за спасибо, а потом выдают их под 8-10% годовых в долг. Так что у них все хорошо. То же самое касается естественных монополий, поставщиков электроэнергии, газа, железнодорожников. Что бы ни происходило в экономике, тарифы повышаются ежегодно. Это зарплаты россиян могут не расти, а в этих отраслях все стабильно.

Чем дальше вы от правительства, от бюджетных и нефтегазовых потоков, тем больше риски. В частном секторе, только по официальным данным, зарплаты упали на 3,6% в первом квартале текущего года, на 3% — в прошлом году. Реально то они упали гораздо сильнее — на 15-20%. Средний класс умирает, бедные переходят в категорию нищих. Численность богатых тоже сокращается, но они становятся сверхбогатыми. Происходит поляризация общества. По данным Bloomberg, с начала этого года активы богатейших россиян выросли больше чем на 36 млрд долларов. Не потому, что их компании больше производят, а потому что слабый рубль дает сверхдоход, они получают дивиденды и становятся еще богаче. По последним данным Boston Consulting Group, 500 богатейших россиян владеют имуществом, активами более чем на $650 млрд — около 40% экономики России. Мы в этом рейтинге в числе первых: в Китае — 15%, в США — 19%, в Индии — 19%. С точки зрения обогащения правящего класса, обогащения людей, близких к власти, мы весь мир обогнали. При этом в малом бизнесе проблемы множатся. Многие предприниматели понимают, что у них уже куча долгов, куча обременений, сорванных контрактов. Кто-то просто закроется и попытается заново открыться. Многие сделать этого не смогут и потеряют бизнес навсегда. Условно говоря, в прошлом году на один открытый бизнес закрывалось три-четыре предприятия. В этом году мы можем выйти на пропорцию один к двум, то есть, два предприятия закроется, одно откроется. Чем сильнее будут закручиваться гайки и сворачиваться меры поддержки экономики, которые и без того были недостаточными, тем масштабы урона для бизнеса и экономики будут больше. Речь может идти о закрытии до одного миллиона предприятий в этом году.

— Что, по-вашему, должно сделать правительство, чтобы не допустить этого?

— Нужно принять нормальную антикризисную стратегию выхода российской экономики из рецессии. Отменить бюджетное правило, по которому все доходы бюджета от нефти выше 43,5 долларов изымаются из экономики в резерв. Принять программу помощи экономике минимум на 6-7% ВВП или около 5 трлн рублей. Освободить малый бизнес, ИП, самозанятых от налогов до конца года. Поднять прожиточный минимум до реальных величин, на которые можно выжить — то есть, минимум вдвое. Изменить внешнеторговую политику: ввести новые экспортные пошлины, чтобы сделать нецелесообразным продажу за рубеж зерна, металлов, леса до тех пор, пока не будет насыщен внутренний рынок. Почему россияне должны покупать металл и лес по экспортным ценам? У нас зарплаты и пенсии несопоставимы с мировыми, почему мы покупаем собственный лес по тем же ценам, что и Германия? У нас обычная доска подорожала на рынке в 2-2,5 раза, в стране, которая считается крупнейшим экспортером леса. Снижение НДС, процентных ставок, льготное кредитование реального сектора экономики — вот те меры, которые необходимы. В целом приоритет должен быть отдан промышленности, ставку нужно делать на новую индустриализацию, раскрепощение малого бизнеса и предпринимательства. И, конечно, никакого повышения налогов, акцизов, новых страховых взносов быть не должно.

— Вы считаете, что деньги, которые, согласно бюджетному правилу, идут в резерв — на черный день, нужно направить в экономику?

— Да, на поддержку населения, поддержку рабочих мест, поддержку промышленности, а не экспортеров сырья и монополий. Никакого черного дня в России не будет. По факту, говорить стоит о черном десятилетии, в котором мы уже живем. С 2008 года экономика Китая выросла в два раза, Индия — на 80%, Юго-Восточная Азия — на 50-60%, мировая экономика — на 35-37%, а Россия — лишь на 8%. Мы уже потеряли 12 лет — впустую. Бюджетное правило — своего рода кастрация экономики России. Сколько бы нефть ни стоила, финансирование науки, образования, медицины, промышленности, сельского хозяйства идет по остаточному принципу, а все доходы прячутся в кубышку. У государства есть деньги: $605 млрд — официальные валютные резервы. Их нужно вкладывать в развитие, иначе придется тратиться на похоронную процессию.

 

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ