Не менее пяти членов владимирской ОНК связаны с правоохранительной системой

16

«Медуза» изучила состав Общественной наблюдательной комиссии Владимирской области, замглавы которой назвал находящегося в покровской колонии Алексея Навального "симулянтом". Среди членов комиссии оказалось не менее пяти человек, связанных с правоохранительной системой. Еще один представитель ОНК в 2018 году пришел к выводу, что заключенный «Владимирского централа», лишившийся языка при странных обстоятельствах, откусил себе его сам.

Члены региональной ОНК посетили Навального в колонии после того, как стало известно, что он испытывает сильные боли в спине и не может опираться на одну ногу, которая теряет чувствительность. Глава ОНК Вячеслав Куликов сообщил, что Навальный попросил об уколах обезболивающего препарата, но ходит самостоятельно. Других «пожеланий», по словам Куликова, политик якобы не высказывал. Имена членов ОНК, посетивших Навального, в пресс-релизе не приводились.

Сам Навальный передал через своего адвоката, что 40 минут подробно рассказывал членам комиссии «про неоказание медпомощи, про кучу жалоб на здоровье», а также о том, что ему не сообщают диагноз и результаты МРТ. Политик назвал общественников «сборищем жуликов и лжецов, которые обслуживают администрации концлагерей, ухудшая положение заключенных».

Зампредседателя ОНК Владимир Григорян, не посещавший Навального в колонии, заявил тем не менее, что политик «больше симулирует, чем что-то делает», и призвал не переживать за него. «Я тоже плохо себя чувствую, я сейчас в госпитале лежу. Я что, пойду жаловаться кому-то куда-то? У них там права больше, чем у нас», — сказал Григорян, по совместительству являющийся членом Общественной организации ветеранов уголовно-исполнительной системы во Владимирской области. Его коллега Юрий Белокрылин, говоря о жалобах Навального, заявил, что «не доверяет этой писанине» и самому Навальному, к которому относится «очень негативно».

Всего в ОНК Владимирской области входит 19 человек. Ее председатель Вячеслав Куликов возглавляет собственную деревообрабатывающую компанию «Фриз». Его заместители — упомянутый Григорян и Василий Земляникин, полный тезка которого является соучредителем владимирской организации ветеранов спецназа «Закон-Мономах».

Также в ОНК входят бывший начальник воспитательной колонии в поселке Ликино Иван Абрамчук, бывший майор милиции и бывший начальник изолятора временного содержания задержанных и обвиняемых Валерий Назаров и полковник полиции в отставке, бывший начальник экспертно-криминалистического центра в управлении МВД России по Владимирской области Павел Хитев.

Еще один член ОНК, глава местной армянской общины Сергей Яжан упоминался в СМИ в связи с инцидентом в тюрьме для особо опасных преступников «Владимирский централ». Заключенный Давид Мдиванишвили, отбывающий срок за убийство, лишился языка «в зоне приватности», то есть в туалете. В УФСИН и ОНК заявили, что мужчина сделал это сам. Президент Центра помощи иностранным гражданам и противодействия незаконной миграции Роман Кайфаджян назвал это ложью и написал обращение к тогдашнему генпрокурору России Юрию Чайке и председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину. Правозащитник отметил, что ни фотографии, ни видео инцидента предъявлены не были.

Гражданская супруга Мдиванишвили также усомнилась, что он мог сам себе откусить язык, так как еще за 4 года до инцидента у него не было передних зубов, сообщало "Радио Свобода"*. Яжан в разговоре с изданием "ПроВладимир" говорил, что Мдиванишвили подтвердил членам ОНК, что сам откусил себе язык.

«Зачем он это сделал, я не знаю. Мы когда с ним разговаривали, он с нами говорить не может. Мы спрашивали у него: „Это вы сами сделали?“ Он говорит: „Да, сам“, кивает. Вопросов у него нет, все нормально», — рассказал тогда Яжан. Член ОНК заявил, что заключенный «четко ответил», и предположил, что у Мдиванишвили есть психические отклонения.

В ОНК Владимирской области также входят три местных предпринимателя, юрисконсульт государственной телерадиокомпании «Владимир» Лариса Павлова, православный священник Алексей Анфалов и представители благотворительных фондов. Так, Михаил Вешкин возглавляет фонд «Победа», который занимается реабилитацией людей с алкогольной или наркотической зависимостью. На сайте Минюста финансовая отчетность этой организации не представлена.

Сергей Чубко — директор фонда «Близкие люди», помогающего людям, попавшим в трудную жизненную ситуацию, и семьям, имеющим на попечении инвалидов или тяжело больных членов семьи. Судя по отчетности в Минюсте, в 2019 и 2020 годах фонд ничего не получил не потратил, а судя по последним фотографиям во «ВКонтакте», подопечные фонда получали в основном косметические наборы.

Региональные ОНК призваны контролировать обеспечение прав человека в тюрьмах. Членов комиссий утверждает Совет Общественной палаты России. Бывший член ОНК Москвы Зоя Светова в разговоре с «Медузой» отметила, что примерно после присоединения Крыма в 2014 году в члены ОНК по всей России «стали выбирать тех, кто ранее работал в силовых структурах или в тюремной системе и не имеет никакого отношения к правозащитной деятельности».

В 2018 году закон об ОНК и порядок формирования наблюдательных комиссий ужесточили. Члены ОНК могут говорить с заключенными только об условиях их содержания. НКО, признанные «иностранными агентами», не могут выдвигать своих кандидатов в комиссии. При этом ФСИН и МВД могут пожаловаться на наблюдателей в Общественную палату.

В 2019 году федеральная Общественная палата утвердила новый список региональных ОНК, во многом опираясь на рекомендации местных общественных палат, а они, в свою очередь, часто прислушиваются к мнению ФСИН и ФСБ, отметил советский диссидент и российский правозащитник Валерий Борщев.

 

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ