Почему Яшин требует завести уголовное дело после выступления Путина в «Лужниках»

21

Муниципальный депутат московского района Красносельский Илья Яшин потребовал от Следственного комитета наказать организаторов концерта «Крымская весна». Он считает, что в «Лужниках» были нарушены санитарные нормы, которые действуют в Москве в связи с распространением коронавируса.

Например, стадионы должны быть заполнены максимум на 50%. Судя по кадрам трансляции, на трибунах не было свободных мест, многие были без масок, а социальную дистанцию соблюдал только один человек – Владимир Путин. Общая заполняемость «Лужников» – 81 тысяча человек. Илья Яшин направил заявление лично председателю Следственного комитета Александру Бастрыкину.

Настоящее Время поговорило с Яшиным об этом заявлении и о санитарном деле против соратников Навального:

Видео: Яшин: «Мы заставили их публично выставлять себя идиотами»

– Это не письмо, это официальное заявление, направленное главой муниципального округа в рамках своих полномочий, то есть я делаю то, собственно, для чего меня люди избирали, пытаюсь апеллировать к закону и добиваться того, чтобы закон работал, чтобы правовое государство в нашей стране было не пустым звуком, а действительно работающим институтом. Я понимаю, что со стороны это выглядит несколько наивно, но тем не менее мне кажется, что работа депутата именно в этом и заключается: фиксировать нарушения и фиксировать избирательное правоприменение, когда один и тот же закон применяется против оппонентов власти, но на аналогичные нарушения сторонников власти или представителей власти правоохранительные органы просто закрывают глаза. Моя задача – зафиксировать.

Я написал письмо Бастрыкину, у меня абсолютно четкая аргументация по аналогии с «санитарным делом», возбужденным против Соболь, Степанова, Навального и так далее. И давайте посмотрим, как они ответят, как они будут выкручиваться. Есть ли у меня сомнения, что они будут выкручиваться? Нет, конечно, я прекрасно понимаю, что не хотят они возбуждать уголовное дело и, наверное, сами себя сажать не будут. Но давайте посмотрим, как они будут выкручиваться, давайте как минимум покажем обществу, как работает это самое избирательное правоприменение – в этом задача.

А чем черт не шутит? Может, там действительно установят каких-то виновных, может, их привлекут хотя бы к административной ответственности, если уголовное дело не захотят возбуждать, поэтому я убежден, что надо последовательно бить в одну точку и принуждать их соблюдать закон.

– Реакция уже последовала. Вот пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков сказал, что заполняемость зала была 50%, а показалось, что так много людей, потому что они встали. Вам как такой аргумент?

– Вранье, это же очевидное вранье. Понимаете, в Кремле почему-то думают, что мы все слепые либо слабоумные. Но вчера еще они говорили о том, что «Лужники» заполнены полностью, 81 тысяча, максимальная вместимость, с гордостью, с радостью они это сообщали. Сегодня как-то они поняли, что погорячились, действительно вот есть и обращения, и заявления, и журналисты вопросы задают, и начали как ужи на сковородке: «А вот там половина собралась, а вот то, что вы видите, на самом деле не так, как было на самом деле».

Это вранье. Уже сам факт того, что мы поймали их за язык и заставили врать публично, выставлять себя идиотами, это уже неплохо, потому что людям иногда надо напоминать, что у нас власть лживая, и думаю, что вот и дальше мы будем заставлять вот так крутиться ужами на сковородке. Там же речь идет не только про заполняемость на самом деле. Во-первых, заполняемость, во-вторых, там грубо нарушается указ мэра Москвы о повышенной готовности, который обязывает во время массовых мероприятий не только сокращать в два раза максимальную численность, но, кроме того, соблюдать социальную дистанцию. Какая там была социальная дистанция? Все стояли плотно друг к другу. На видео, на фото все это прекрасно видели. Все обязаны носить маски. Какие там маски? Ну вот там показывают кадры, хорошо, если там один-два человека на трибуне маску надели. Должны надевать перчатки – тоже этого нет.

– А как же счастливые лица, как же камера будет их выхватывать после аннексии Крыма?

– Понимаете, вот это и есть на самом деле абсолютно такой зашкаливающий цинизм. С одной стороны, нам рассказывают о том, как заботятся о здоровье населения, как там власть готова жертвовать чем угодно, лишь бы спасать человеческие жизни. С другой стороны, когда нужна телевизионная картинка и надо продемонстрировать массовую поддержку Путина, плевать хотели и на здоровье, и на то, что действительно, кроме шуток, действительно создают условия для массового заражения коронавирусной инфекцией – никуда не делся, все равно у нас там несколько тысяч человек каждый день заражается. И после этого митинга-концерта, очевидно, зараженных станет больше. И вину, ответственность за это, несомненно, несут организаторы, поэтому можно шутить, улюлюкать, обвинять меня в наивности, но здесь действительно есть состав уголовного преступления. И я действительно считаю, что должно быть возбуждено по-настоящему санитарное дело по итогам этого мероприятия в «Лужниках».

– Раз уж вы сами заговорили о «санитарном деле», которое ведется в отношении оппозиции, не могу не спросить: когда вы сопоставляете кадры того, что происходило в «Лужниках», какие это эмоции у вас вызывает?

– У меня, очевидно, как у любого нормального человека, «санитарное дело» в отношении Соболь, Навального, Степанова, у меня вызывает раздражение, потому что я прекрасно понимаю: это избирательное правоприменение – использование следственных органов для борьбы с политическими оппонентами. Вот есть задача – сотрудников ФБК, активистов штаба Навального изолировать на время избирательной кампании, поэтому часть выдавили угрозой посадок из страны, а тех, кто остался, просто закрыли под домашний арест или не под домашний арест, а в СИЗО закрыли на время избирательной кампании.

Чего там они расследовать собрались до лета? Вот вчера-сегодня продлевают домашние аресты до середины лета. Чего там расследовать-то? Какие следственные действия вы планируете проводить в течение ближайших трех месяцев? Ответ: никаких следственных действий не планируется. Задача – просто людей изолировать и держать под контролем таким образом, чтобы они не могли выдвигаться в депутаты, чтобы они не могли собирать подписи, чтобы они не могли встречаться с избирателями, чтобы они не могли записывать ролики и выкладывать их на ютубе, – в этом задача, это понимают все. Это даже никто особо не пытается скрывать, и это реально разрушает государство. Потому что когда следственные органы используются для борьбы с оппонентами, когда правоохранительные органы превращаются в инструмент для личных разборок и для удержания власти, это разрушает государство, возникает коррозия.

– Как вы думаете, когда власти испугались? Связано ли это с «московским делом», когда власти возбуждали уголовные дела в отношении оппозиционных политиков, которые пытались выдвинуться в Мосгордуму?

– Я не знаю, в какой момент они испугались, но я думаю, что они тоже не слепые, прекрасно видят свои рейтинги. После всех этих реформ, на фоне увеличения числа нищих людей, у нас 20 миллионов людей живет за чертой бедности. Уже сколько у нас снижается уровень жизни? Восемь лет подряд, восемь лет подряд каждый год у людей снижается уровень доходов, растут налоги, растут долги у населения. Понятное дело, что рейтинги власти падают и у «Единой России» и лично у Путина достигают исторического минимума. И вот власть находит такой способ для удержания собственных полномочий для того, чтобы удержаться в собственных креслах, они просто давят всех несогласных, запугивают.

Понятно, что готовятся массовые фальсификации выборов, и всем людям, которые могут теоретически с этим бороться и протестовать, вот их всех там либо закрывают, либо выдавливают из страны, чтобы не мешали. Такая задача. Они убили Немцова, они пытались убить Навального, они пытались убить Кара-Мурзу, они посадили огромное количество людей по сфабрикованным делам. Как вы думаете, насколько далеко они могут зайти? Настолько далеко, насколько потребуется, они могут зайти.

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ