Россия и Китай переходят от обороны к контратаке

12

Россия и Китай все плотнее координируют свою политику, поэтому неудивительно, что начавшийся в понедельник визит Сергея Лаврова в Китай был явно приурочен к американо-китайским переговорам на Аляске, состоявшимся на прошлой неделе. Не потому, что российско-китайские отношения сконцентрированы только на Америке, просто Пекин хотел заодно и проинформировать Москву об итогах своих первых встреч с администрацией Байдена. Но получилось так, что к моменту приезда Лаврова в Гуйлинь именно американская тема стала для Москвы и Пекина ключевой.

Сначала Джо Байден прославился в истории дипломатии своим хамством в отношении Путина. В ответ на это Россия отозвала посла в Вашингтоне. А потом пресса внезапно стала свидетелем бурного начала американо-китайских переговоров в Анкоридже. Не короткой протокольной части, а первого часа встречи госсекретаря Блинкена и помощника президента США Салливана с членом Политбюро ЦК КПК Ян Цзечи и министром иностранных дел Ван И. Произошел обмен беспрецедентно жесткими заявлениями, которые стали главной сенсацией всех двухдневных переговоров. И их не отменить формулировками из официальных сообщений по итогам встреч: стороны договорились «поддерживать диалог и контакты, развивать взаимовыгодное сотрудничество, предотвращать недопонимание и ошибочные суждения, избегать конфликтов и конфронтации» и выразили надежду на продолжение диалога на высоком уровне.

 

 

Потому что в самом начале встречи китайцы обвинили американцев в недружелюбных действиях: буквально накануне Вашингтон ввел санкции против высокопоставленных китайских политиков (в основном депутатов) за репрессии против Гонконга (то есть реформу избирательного законодательства). А на самой встрече в Анкоридже Блинкен заявил о «глубокой озабоченности действиями Китая, в том числе в Синьцзяне, Гонконге, Тайване, кибератаками на США, экономическим давлением на американских союзников» — причем с откровенно вызывающей формулировкой: «Каждое из этих действий угрожает основанному на законе порядку, позволяющему поддерживать мировую стабильность». Учитывая, что и Гонконг, и Синьцзян, и даже независимый, но юридически не признанный Тайвань считаются в Пекине внутренним делом Китая, американское давление не могло остаться без ответа.

 

Вот только несколько цитат из Ян Цзечи.

«В присутствии китайской стороны США не имеют права заявлять, что они собираются говорить с Китаем с позиции силы. И даже 20 или 30 лет назад американская сторона не имела права говорить такое, потому что с китайским народом так вести и улаживать дела нельзя. Если США хотят правильно взаимодействовать с китайской стороной, то давайте следовать необходимым протоколам и поступать должным образом».

«Что касается некоторых региональных вопросов, то я думаю, что проблема заключается в том, что США оказывают давление и распространяют влияние слишком далеко».

« <…> Сами Соединенные Штаты не являются выразителем международного общественного мнения, как и западный мир. Независимо от того, из чего исходить — из масштабов населения или мировых тенденций, западный мир не является выразителем глобального общественного мнения. Поэтому мы надеемся, что, говоря об общечеловеческих ценностях или международном общественном мнении от имени Штатов, американская сторона подумает о том, чувствует ли она себя уверенной, говоря это, потому что США не являются представителем всего мира. Они представляют только правительство Соединенных Штатов!»

Кроме того, Ян обвинил американцев в том, что они «злоупотребляют постулатами национальной безопасности, препятствуя нормальным торговым отношениям, и подстрекают некоторые другие страны к нападкам на Китай», но Штатам не удастся «задушить Китай» и Пекин не станет мириться с безосновательными обвинениями со стороны США.

 

Семидесятилетний Ян входит в Политбюро ЦК КПК, возглавляя канцелярию Комиссии ЦК по иностранным делам, то есть является куратором внешней политики в китайском руководстве. А до 2013 года он был министром иностранных дел, пока его не сменил Ван И. То есть как раз на время министерства Ян Цзечи пришлись попытки администрации Обамы — Байдена выстроить «большую двойку», «Чимерику», альянс Китая и Америки, нацеленный на сохранение существующей международной системы под руководством США, но с растущим участием Китая как младшего партнера. Пекин тогда совершенно обоснованно отверг это лукавое предложение-ловушку — хотя американцы были очень настойчивы и навязчивы. Даже на нынешних переговорах госсекретарь Блинкен вспоминал те годы.

«Я хорошо помню, когда президент Байден был вице-президентом и мы были в Китае, <…> и в то время вице-президент Байден сказал, что никогда не стоит идти против Америки, и это по-прежнему актуально и сегодня».

Не смейте идти против нас (то есть на самом деле против построенного нами миропорядка) — вам же будет хуже (подтекст — уничтожим). Это один из любимых аргументов американской геополитики, но сейчас он уже не работает. И то, что сами американские руководители не замечают, что их больше не боятся, и продолжают использовать этот «последний аргумент», лишь подтверждает то, насколько неадекватно они оценивают новый расклад сил в мире.

 

 

Поэтому слова Байдена о Путине невозможно списать только на проблемы со здоровьем у американского президента — это лишь часть общей болезни американской элиты, точнее — ее глобалистски настроенной части (к которой не принадлежит, например, Дональд Трамп). Именно эта геополитическая неадекватность становится главным качеством американской политики, усугубляя и так растущие проблемы Штатов на мировой арене. Причем речь не только о том, что своим одновременным давлением на Москву и Пекин Вашингтон лишь укрепляет русско-китайское сотрудничество, то есть действует вопреки своим же интересам, — куда хуже для администрации Байдена то, что и весь остальной мир видит столь неумелую игру. И делает простой вывод. Акела не просто промахнулся (это произошло еще в 2014-м, с попыткой изоляции России) — он растерян и ведет себя глупо.

 

 

Китайцы прекрасно это понимают, поэтому и ужесточают свою риторику и позицию. При всей их китаецентричности и существующих у некоторых опасениях насчет России (вдруг предаст, снова уйдет на Запад и ударит в спину — эти страхи разгоняют наши общие западные «друзья») они все больше понимают важность укрепления альянса двух стран. Уже мало просто стоять «спина к спине» — как характеризовали наши отношения в Пекине, — уже пора все активнее контратаковать.

 

Неудивительна поэтому благожелательная реакция Пекина на высказанное в интервью Лаврова китайским СМИ предложение «сформировать максимально широкую коалицию стран, которые будут принципиально противодействовать незаконной практике односторонних санкций». Лавров подчеркнул, что «параллельно нужно укреплять свою самостоятельность», в том числе и противодействуя американской политике по ограничению возможностей развития России и Китая.

 

«Нам нужно снижать санкционные риски путем укрепления своей технологической самостоятельности, путем перехода к расчетам в национальных валютах и в мировых валютах, альтернативных доллару. Нужно отходить от использования контролируемых Западом международных платежных систем».

Россия и Китай готовы к новым шагам на пути к построению нового мира, потому что понимают, что ветер истории дует в их паруса. Как сказал Лавров, «жизнь заставляет нас выстраивать свою линию в экономическом и социальном развитии таким образом, чтобы не зависеть от тех „причуд“, которые демонстрируют наши западные партнеры».

«Они продвигают свою идеологизированную повестку дня, нацеленную на сохранение своего доминирования за счет сдерживания развития других стран. Эта политика идет вразрез с объективной тенденцией и, как было принято говорить, находится „на неправильной стороне истории“. Исторический процесс все равно возьмет свое».

 

В ближайшие месяцы возобновятся и личные контакты двух лидеров: по неофициальным данным, Путин и Си могут встретиться сначала в Китае, а потом и в России. После долгого перерыва из-за коронавируса — а последний раз они встречались почти полтора года назад, на саммите в Бразилии, — двум президентам не просто есть что обсудить, но и что сделать. И уже не в области российско-китайских отношений — на фоне американской неадекватности у Путина и Си теперь еще больше ответственности и возможностей.

 

Источник: newsland.com

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ